Наталья Филина: Моя задача - создавать комфортные условия для работы нефтегазовых компаний

6 Февраля

 

Тюмень. Общественный совет при Северо-Уральском управлении Ростехнадзора занимается вопросами совершенствования надзорной деятельности в области промышленной безопасности. Уже полтора года этот орган возглавляет молодая и энергичная Наталья Филина. За не столь продолжительное время в роли председателя она внесла много важных и ключевых предложений, которые создают для нефтяников Тюменской области, Югры и Ямала комфортные, а главное - безопасные условия работы.

О роли общественного совета в жизни нефтяных компаний, реализации новых программ и интересных перспективных идеях Агентству нефтегазовой информации рассказала председатель Общественного совета при Северо-Уральском управлении Ростехнадзора, участник Тюменского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», директор Тюменского филиала инженерного консалтингового центра «Промтехбезопасность» Наталья Филина.


- Наталья Александровна, прежде всего наших читателей интересуют результаты деятельности совета при Северно-Уральском управлении Ростехнадзора, который вы возглавляете.

- Общественный совет при Ростехнадзоре я возглавляю всего полтора года. И, конечно, это не тот срок, за который можно было бы внести кардинальные изменения. Но нам удалось за это время решить довольно много вопросов для нефтегазового комплекса, которые, на первый взгляд, не особо видны, но касаются абсолютно всех субъектов отрасли.

Мы смогли добиться оформления регистрации нестационарного оборудования на юридические адреса собственников. Для примера возьмем буровые компании. Я как представитель буровой компании могу зарегистрировать оборудование по юридическому адресу, в дальнейшем при перевозке буровой с одного месторождения на другое мне не потребуется ее перерегистрировать. Не так давно это была большая проблема для нефтяных компаний - они вынуждены были регистрировать буровое оборудование, которое им не принадлежит и нести за него ответственность.

Также нам удалось урегулировать вопрос использования технического регламента о машинах и оборудовании, который вышел в 2013 году. После принятия регламента оборудование, которое было введено в эксплуатацию до 2013 года, осталось без сертификатов ТР, но ему еще не требуется проведение экспертизы промышленной безопасности для продления срока эксплуатации. Здесь нефтяные компании столкнулись с новой проблемой: они подают заявление на лицензирование деятельности по эксплуатации опасных производственных объектов, а им приходит ответ, что на оборудование должны быть представлены сертификаты ТР либо экспертиза промышленной безопасности. Представляете, какие колоссальные финансовые затраты должна будет понести компания, просто сделав экспертизу оборудования, которому с точки зрения безопасной эксплуатации она не нужна?

Мы нашли решение вопроса - смогли зайти к теме с точки зрения юридического сопровождения. В сертификатах, составленных по старым требованиям, содержится экспертиза о промышленной безопасности, мы смогли обосновать, чтобы при лицензировании компания смогла указать это заключение экспертизы. Таким образом, нефтяным компаниям удалось избежать дополнительных вложений, а мы смогли, не изменяя законодательство, помочь им.

Одна из злободневных тем - изменения в приказе Ростехнадзора №495 об утверждении требований к регистрации объектов в государственном реестре опасных производственных объектов и ведению государственного реестра опасных производственных объектов, которые вступают в силу в 2018 году. Грядут очень большие изменения, которые, на первый взгляд, приведут к укрупнению объектов в нефтяной и газовой промышленности и, соответственно, к удорожанию обслуживания этих объектов. Совет ведет активную работу в этом направлении, коллеги готовят методички, мы пытаемся согласовать их в Ростехнадзоре, чтобы учесть хоть какие-то пожелания нефтяников. Конечно, эти вопросы, с одной стороны, не носят глобальный характер, но они очень важные и нужные для нефтегазовой сферы.

К большим достижениям за время моего председательства в совете можно отнести организацию и проведение круглого стола в рамках Тюменского нефтегазового форума. Круглый стол смог собрать около 30 человек - экспертов со стороны нефтяных компаний, представителей Северо-Уральского управления Ростехнадзора. Мероприятие было запланировано на два часа, но этого времени оказалось недостаточно, вопросов у нефтяников было много, шел активный процесс обсуждения проблем.

Мы увидели интерес к такого рода взаимодействию и решили создать рабочую группу. Сейчас в нее входят нефтяники Тюменской области, Югры, Ямала. Рабочие совещания будут идти в онлайн-режиме. Первое совещание состоялось 23 января, были плюсы и минусы, но обратная связь положительная, люди хотят общаться и общаться в рамках профессиональных интересов. Участие в группе - отличная возможность для нефтяников поделиться с коллегами своими наработками, а также почерпнуть новую и нужную информацию. Я думаю, у проекта большая перспектива и надеюсь, что эта рабочая группа станет не только постоянным инструментом обратной связи для Общественного совета, но и широкой коммуникационной площадкой для обсуждения актуальных острых вопросов нефтегазовой отрасли.

Общественный совет - это буфер для компаний. Работа с государственными органами для организаций - очень сложный процесс, а мы в данной ситуации аккумулируем все вопросы, выделяем наиболее актуальные и начинаем заниматься с центральным аппаратом Ростехнадзора поиском путей решения или внесением изменений в их нормативную документацию.

- Из чего родился Общественный совет? Какой идеи придерживались при его создании?

- В свое время общественные советы создавались при всех федеральных органах власти как консультативно-совещательные органы общественного контроля. Основной функцией совета является обеспечение согласованности интересов различных групп и граждан, деловых кругов, общественных объединений в процессе реализации государственной политики, в нашем случае в сфере экологического, технологического и автомномного надзора.

В Общественный совет я входила в течение двух лет в качестве члена организации, полтора года назад я согласилась стать председателем с большим желанием задать работе совета немного другое направление. Моя цель - не формальная галочка, что совет существует, а работа на результат, хотелось бы оказывать реальную помощь как бизнесу, в нашем регионе это прежде всего нефтегазовый сектор, интересы которого не всегда корректно учитываются при разработке нормативно-правовых актов, так и ведомству, специалисты которого испытывает колоссальные нагрузки.

Конечно, Северо-Уральское управление Ростехнадзора по административным процедурам практически идеален в организации работы - нет очередей, недопонимания и формальных подходов, коллеги работают очень гладко и хорошо, здесь наше участие не нужно. А вот деятельность с точки зрения законодательства и решения актуальных и злободневных вопросов компаний - как раз наше направление. Мы решили, что именно этим мы должны заниматься.

- Что необходимо предпринять, чтобы внедрение новых современных технологий в нефтегазовой отрасли, обеспечивающих промышленную безопасность объектов, стало выгодно и для предприятий, и для государства?

- 15 лет назад я начала заниматься деятельностью, которая очень тесно была связана с нефтегазовым сектором, - это промышленный консалтинг. Тогда практически вся работа была направлена на то, чтобы решать определенные задачи конкретных предприятий. Время не стоит на месте, теперь у нас около 80% деятельности занимает проектирование, а 20% - консалтинг.

Когда ты проектируешь большой технологический объект, ты вынужден находить компромисс между соблюдением норм и удешевлением объекта. Тут появляются вопросы. Как внедрить в объект что-то инновационное, чтобы это было выгодно компании? Технологии, которые можно применять на объектах, идут вперед большими шагами, а вот законодательство, которое регламентирует деятельность, - стоит на месте.

Как пример: мы для одной из компаний в 2017 году сделали аудит проекта обустройства месторождения. Рассчитали, что при внедрении новых технологий можно получить экономию около 800 миллионов рублей. Но для этого необходимо свести к минимуму использование устаревших норм. Проекты, предполагающие применение инновационных решений с большим трудом и, прямо скажем, не всегда проходят экспертизу. В данном конкретном случае компания предпочла не рисковать и оставить, так скажем, традиционный вариант. Потому что риск непрохождения экспертизы в условиях жестких сроков компания оценивает как более высокий. В результате отрасль развивается гораздо медленнее, чем могла бы. Предприятия несут неоправданные расходы на обустройство, а затем на эксплуатацию объектов, отсутствует спрос на инновационные проектные решения, то есть проектировщики тоже вынуждены притормаживать, а в итоге и в целом на инновационные разработки.

Новые технологии позволяют избежать немалых расходов и повысить уровень безопасности объекта. Уже есть большие наработки, которые позволяют внедрять безлюдные технологии на объектах нефти и газа, но, к сожалению, нормы это запрещают.

Радует, что в ряде случаев нам как проектировщикам все же удается добиться сокращения затрат и расширения перечня применяемых на объекте новых технологий, но это скорее следствие нашего без ложной скромности скажу, профессионализма, позволяющего делать «вопреки, а не благодаря» установленным нормам. Устаревшее законодательство мешает развитию и внедрению новых технологий. Если в законы внести поправки, при которых можно уменьшать требования к объектам с учетом новых технологий, то, я думаю, что и предприятиям, и государству это будет выгодно.

- Ваш бизнес также связан с промышленной безопасностью в нефтегазовой отрасли. Расскажите, пожалуйста, подробнее о нем.

- Со спецификой работы в нефтегазовом секторе я познакомилась, когда трудилась руководителем подразделения страховой компании в Тюмени, основная специализация была связана со страхованием опасных производственных объектов. После чего, уже немного понимая в этом, я ушла в консалтинговую компанию.

15 лет назад я начала заниматься промышленным консалтингом. Потом предприятия, которым мы оказывали услуги, стали ставить более сложные задачи. Мы поняли, что можем расширить фронт работ - разрабатывать документацию, проектировать опасные объекты. Сейчас большая часть работы связана с проектированием. Мы сотрудничаем с дочерними компаниями ПАО «НК «Роснефть», ПАО «Газпром», ПАО «ЛУКОЙЛ», расположенными на территории Тюменской области. В рамках своей деятельности мы постоянно сталкиваемся с темой промышленной и пожарной безопасности. Работа у нас очень интересная, перед нами всегда стоят сложные и необычные задачи.

- Как вам удается справляться с таким объемом работы, совмещая общественную и профессиональную деятельность?

- Моя общественная деятельность связана с тем направлением, в котором я разбираюсь и понимаю. Здесь следует учесть и гражданскую позицию, которая, с моей точки зрения, должна присутствовать в человеке. То, что я делаю в общественной деятельности, по большому счету - мой профессиональный долг, это должно приносить пользу людям, государству. Когда удается что-то изменить в лучшую сторону, ты получаешь от этого не только удовольствие, но и понимание того, что ты нужен обществу.

Помимо председательства в общественном совете я еще являюсь сопредседателем Тюменского отделения «Деловой России».

Сейчас планирую решить несколько вопросов, касающихся саморегулирующих организаций проектировщиков. Проектировщики, в том числе и в нефтяной сфере, находятся в состоянии крепостного права. По нормативным документам проектировщик не может выйти из СРО самостоятельно, а если он все же выходит из СРО, то в течение года не сможет работать. Не работать год - это потерять бизнес. У саморегулирующих организаций не очень четкие требования, в связи с этим они могут увеличивать взносы, ставить любые задачи проектировщикам, которые порой могут быть надуманными. И это только малая часть проблем, которые встают перед проектировщиками. Поэтому мы решили заняться этими вопросами в 2018 году.

- Наталья, вы активно принимаете участие в социально значимых проектах, в том числе помогаете детям с ограниченными возможностями. Поведайте о самых интересных идеях, которые вы реализуете для помощи детям.

- Это в основном связано с членством в «Деловой России». У нас есть благотворительный проект «Благое дело», который направлен на помощь детям, детским домам, талантливым детям.

Что касается моего личного участия, я провожу новогодние праздники для ребятишек, которые занимаются конным спортом. Конный спорт в России не развит, о нем не говорят, на его развитие практически не выделяются деньги. А дети при общении с лошадьми расцветают. Мы начали развивать это направление и каждый декабрь проводим детские праздники. В этом году был первый опыт, мы пригласили на конюшню особых детей. Сначала предполагали сделать совместное мероприятие со спортсменами, но желающих было настолько много, что праздник провели в два этапа.

Новый год на конюшне праздновали около 30 детей с ограниченными возможностями здоровья и члены их семей. Мы катали их на лошадях, дали возможность покормить и погладить животных. Родители были благодарны, ведь такие мероприятия устраиваются очень редко.

- Расскажите, как вы проводите досуг? Путешествуете, занимаетесь спортом?

- На активные занятия спортом, как правило, у меня не хватает времени. Я занимаюсь конным спортом, мне доставляет это огромное удовольствие. Когда ты после тяжелого трудового дня, уставший, приезжаешь в конюшню и подходишь к лошади, все напряжение как рукой снимает. И уже домой ты едешь отдохнувшим и полным сил для новых свершений.

Также я люблю плавать, хожу в бассейн, правда, нерегулярно.

Очень люблю путешествовать. В прошлом году была на Кайласе, посетила Непал, ездила к Афону. Мне нравятся неизведанные места. Я думаю, что путешествия развивают людей - чем больше впечатлений, тем интересней жить.

 

АГЕНТСТВО НЕФТЕГАЗОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

 

Звоните нам прямо сейчас:

56-84-56


* отмечены поля, обязательные для заполнения